Как депутатский корпус дружно прикрывал коллегу Тиникеева от настырной прессы

Мажилис Парламента состоит из 107 депутатов. Но на сегодняшнем пленарном заседании журналистов интересовал лишь один – Мухтар Тиникеев

Ещё за день до пленарки представители СМИ и другие пользователи Facebook строили предположения, как будут развиваться события в связи с появившемся в Сети видео с участием якобы депутата Тиникеева. Одни предположили, что он вовсе не явится на пленарное заседание, другие фантазировали: а вдруг мажилисмен возьмёт да и публично сложит свой мандат.

Зал пленарных заседаний Мажилиса Парламента РК

Зал пленарных заседаний Мажилиса Парламента РК / Informburo

Наступило утро, и как ни пытались быть внимательными журналисты, Мухтара Тиникеева они так и не увидели. На часах уже было 9:57, и вот уже в зал в сопровождении охраны проследовал председатель Мажилиса Нурлан Нигматулин. Шансы, что долгожданный депутат всё же появится, были близки к нулю.

Само заседание продлилось недолго, меньше часа. Как и ожидалось, о депутате Тиникееве на нём не сказали ни слова. Журналисты жадно вглядывались в толпу парламентариев, расходившихся после пленарки: а вдруг, в первый раз глаза их подвели, и Тиникеев всё же проскользнул на работу незаметно. Но всё было напрасно. Не было его здесь. Приняв этот факт окончательно, корреспонденты переключились на других депутатов.

Вот идёт председатель Комитета по финансам и бюджету Мажилиса Гульжана Карагусова. Она призналась, что никакого видео с участием Тиникеева не видела, да и нет у неё времени на это – много работы.

Депутат Гульжана Карагусова

Депутат Гульжана Карагусова / Informburo

Репортёры оставили Карагусову в покое и подошли к экс-кандидату в президенты РК, а ныне депутату от коммунистов – Тургуну Сыздыкову.

"Этот вопрос так решать нельзя. Это не то, что можно – не можно. Надо очень серьёзно изучить, а после этого уже принимать решение", – со всей серьёзностью заявил Сыздыков.

Журналистам нужен был кто-то ещё. Все вдруг решили, что самый авторитетный депутат – Куаныш Султанов. Он и стал следующей "жертвой".

"Всё рассмотрим, не спешите, рассмотрим все эти вопросы", –- призывал он к спокойствию разгорячённых журналистов. – Нет его. А без него мы не можем рассмотреть. Есть, наверное, причина".

У Султанова поинтересовались, где находится сейчас мажилисмен Тиникеев. "Сейчас где он находится – болеет или в командировке, мы разберёмся", – обещал Султанов.

Та самая журналистка

Депутат Куаныш Султанов / Informburo

Но и этого журналистам было мало. Нужен был ещё кто-то поавторитетнее Куаныша Султанова. Таким человеком, по общему признанию, в данной ситуации мог быть только спикер палаты Нурлан Нигматулин.

Видя такое намерение журналистов, охрана Нигматулина насторожилась. А чувствуя настороженность охраны, сотрудники пресс-службы Мажилиса сначала предложили, а потом, видя, что корреспонденты непреклонны, стали чуть ли не умолять их пройти немного дальше к специально отведённому месту для интервью.

Чтобы успокоить прессу, им сообщили, что давать долгожданное интервью по инциденту с Тиникеевым за весь Мажилис будет председатель Комитета по вопросам экологии и природопользованию палаты Глеб Щегельский. Логика такая: Мухтар Тиникеев является членом этого комитета, а потому он как бы подотчётен Щегельскому.

Глава комитета объяснил журналистам, что Тиникеев отсутствует, потому что проходит плановый медицинский осмотр из-за проблем с сердцем.

"Вот на данный момент я ему звонил, он в больнице. У него было на сегодня запланировано, это было обследование, плановое. У него проблемы с сердцем. Вчера утром у нас было расширенное заседание комитета. Он действительно присутствовал. В 15.00 провёл рабочую группу, без двадцати четыре он уехал в больницу", – сказал Щегельский.

Журналисты были явно неудовлетворены таким ответом. А некоторые из них заметили несовпадение фактов. Несколько корреспондентов, в том числе репортёр Informburo, пытались взять интервью у Тиникеева ещё за день до пленарки. Наш журналист видел, как депутат зашел в свой кабинет в 15:30 и вместе с другими представителями СМИ ждал его выхода оттуда вплоть до 18:00, пока их не выпроводили из здания Мажилиса. Всё это время, уверяют корреспонденты, Тиникеев был на работе.

Депутат Глеб Щегельский

Депутат Глеб Щегельский / Informburo

"Дайте чуть-чуть времени", – говорил раздражаясь Щегельский, уходя от журналистов, которые не хотели его отпускать.

Появился Нурлан Нигматулин. Вопреки стараниям пресс-службы, оставшимся корреспондентам всё же удалось выкрикнуть ему вопрос о Тиникееве. Но на вопрос он не ответил, а вместо этого каким-то образом прихватил с собой в лифт корреспондентку "31 канала" Алию Ашим. С ней он и поднялся наверх.

Эта девушка спустилась вниз к другим журналистам через несколько минут, так, кажется, и не поняв, что произошло. Она рассказала, что общение со спикером было недолгим и мало информативным.

Корреспондент "31 канала" Алия Ашим/Фото informburo

Это был уже не первый подобный случай. Что-то похожее произошло когда-то и со мной. Как-то раз я также попытался задать свой вопрос председателю Мажилиса Нурлану Нигматулину. Я также оказался в одном лифте с ним и его охраной (правда, зашёл я в лифт сам, меня туда никто не тянул). Вопрос мой касался процедуры принятия законопроектов в нижней палате. Я попытался донести до спикера мнение о том, что уж слишком часто законопроекты в Парламенте одобряются всеми депутатами без исключения и на стадии принятия не бывает несогласных.

Спикер мне тогда на этот вопрос не ответил. Вместо этого он с улыбкой посмотрел на часы и сообщил мне, что пришло время обеда. Далее он проследовал в свой кабинет, а мне ничего не оставалось, как спуститься вниз. Но перед этим кто-то из сопровождения Нигматулина сделал мне замечание: мол, негоже разговаривать с таким высокопоставленным человеком, держа руку в кармане.

Informburo

Оказалось, я и корреспондент с "31 канала" не единственные, кто имел опыт "интервью" в лифте с Нурланом Нигматулиным. Коллеги сообщают, что были и другие похожие случаи, когда спикер выбирал журналиста и ехал с ним до своего рабочего кабинета, ведя дружелюбную беседу.

И по всей видимости, всё это может повториться с какими-то другими корреспондентами. И не один раз.